Я пришел в McKinsey на должность консультанта, уже имея значительный опыт работы, и все равно поначалу мне недоставало некоторых знаний и навыков. Но в McKinsey за помощью можно обратиться к кому угодно: здесь отсутствует корпоративная иерархия, и это способствует развитию человека.

Дружба начинается с улыбки

Когда постоянно находишься в рабочем ритме, перестаешь замечать, как много хорошего ты сделал.

Но порой с радостью вспоминаешь. Был такой проект, когда мы обучали сотрудников одного из офисов обслуживания клиентов крупного банка работать по-новому – меняли организацию пространства и расположение рабочих мест, напоминали о необходимости улыбаться посетителям, учили продавать банковские продукты. За три месяца работы мы выстроили с сотрудниками этого офиса такие тесные, доверительные отношения, что, когда проект завершался, люди, которые вначале воспринимали нас весьма настороженно, в конечном счете тепло и искренне нас благодарили, а расставались буквально со слезами на глазах. А еще был случай, когда в последний день проекта для нас накрыли стол, а на нем – огромный сделанный на заказ торт с надписью «Большое спасибо». Фотография этого торта до сих пор висит у меня в кабинете.

“За три месяца работы мы выстроили с клиентом очень тесные доверительные отношения. В последний день нам вручили торт с надписью ‘Большое спасибо’.”

Создай свою McKinsey

В McKinsey есть такое понятие, как кривая профессионального роста. Вначале она резко идет вверх, потому что первые несколько лет объем новых знаний, которые ты приобретаешь, просто огромен. Меня это по-настоящему захватило. До прихода в McKinsey я выполнял разные проекты и уже всерьез задумывался о получении степени MBA. Поэтому и McKinsey я воспринимал как своего рода бизнес-школу, дающую возможность разобраться в различных аспектах бизнеса, отраслях и функциях. Компания позволяет учиться тому, что интересно именно тебе; как у нас говорят, «создавать свою McKinsey». Честно признаться, до прихода сюда я не понимал, как работает финансово-кредитная система, а словосочетание «инвестиционная деятельность» звучало для меня как китайская грамота. Зато сегодня я, пожалуй, могу считаться экспертом в области работы финансовых институтов.

Помогаем друг другу расти

Работа партнера в McKinsey оценивается не только по результатам сотрудничества с клиентами, но и по настроению рабочей группы, действующей под его руководством. А оно определяется с помощью «командного барометра»: каждую неделю-две все сотрудники анонимно заполняют специальную форму. Если оказывается, что по какому-то показателю барометр зашкаливает в нижнюю сторону, значит, в настроениях не все в порядке – может быть, кто-то не видит для себя достаточных возможностей научиться на проекте чему-нибудь новому или мало общается с сотрудниками компании-клиента. Это служит тревожным сигналом для всех членов группы. Предотвращать такие ситуации очень помогает и практика «обратной связи» – партнеры McKinsey и руководитель проекта регулярно беседуют с каждым членом команды, причем не только дают оценку его работе и подсказывают, что можно сделать лучше, но и узнают мнение о собственных сильных сторонах и возможностях для развития. Здесь все взаимно оценивают работу друг друга и помогают коллегам расти как профессионалам.

Отсутствие иерархии способствует развитию личности

Когда я пришел в McKinsey, многое показалось мне новым и необычным – хотя бы то, что здесь информацию принято представлять в виде презентаций. Кроме того, поначалу мне недоставало определенных знаний и навыков. Но в McKinsey такие пробелы очень быстро восполняются, поскольку развитие новых сотрудников происходит сразу по двум направлениям: постоянное обучение на рабочем месте и периодические тренинги. Кроме того, за помощью можно обратиться к коллеге буквально любого уровня. McKinsey – очень необычная компания: в ней практически отсутствует корпоративная иерархия. Такая среда прекрасно способствует развитию личности.