McKinsey с пониманием относится к желанию консультантов стать родителями. Если ты собираешься уйти в декретный отпуск, то ты заканчиваешь все текущие проекты и просто не берешь следующие. И ты никого не подводишь.

В McKinsey существует традиция на Новый год устраивать замечательный праздник для детей сотрудников. Такой теплый, душевный, все очень по-домашнему. Приятно видеть своих коллег с детьми, у многих – по два-три ребенка. В московском офисе я, наверное, рекордсмен: у меня их четверо. Неудивительно: большинство женщин, работающих в компании, абсолютно не считают, что родить ребенка – это гигантская проблема. Если есть семья, есть желание, то никто не скажет: «Давайте немножко с ребенком погодим».

“На работе я успеваю еще и помочь детям с уроками, чаще всего с иностранными языками… А в выходные, конечно, всецело принадлежу семье.”

Удобный график

В отличие от многих других компаний, McKinsey – лучшее место для рождения детей, потому что работа здесь проектная: доводишь проект до конца, а дальше, если уходишь в декрет, следующий проект просто не берешь. И ты никого не подводишь. К тому же коллеги, когда я была в положении, очень поддерживали: старались меня разгрузить, предоставить побольше свободного времени и оберегали от стрессовых ситуаций.

И главное, легко возвращаться. Я просто заранее звонила и узнавала, с какого проекта можно будет начать работать. Из последнего декретного отпуска я вышла, договорившись, что буду появляться в офисе три дня в неделю. Конечно, на моем уровне младшего партнера больше гибкости и проще работать на неполную ставку. Но и вообще в McKinsey достаточно свободный график. Здесь контролируют результат: если человек за то время, которое он проводит на работе, успевает сделать все, что от него требуется, то это и является его основным показателем.

Выходные всей семьей

На работе я успеваю еще и помочь детям с уроками, чаще всего с иностранными языками (бабушка тут бессильна). А в выходные, конечно, всецело принадлежу семье. Мы часто ходим кататься на коньках и на санках. Вместе путешествуем, ездим на горных лыжах. Каждое воскресенье – и это уже многолетняя семейная традиция – занимаемся конным спортом в одном из подмосковных клубов. Трое из четырех детей уже чувствуют себя вполне уверенно, а самого младшего, наверное, скоро посадим на пони. Поэтому я не могу сказать, что из-за моей работы дети обделены вниманием. Даже наоборот. Старшие все спрашивают: «Ну когда же ты пойдешь на работу?».

Мне это нравится

Дети, конечно, не очень хорошо понимают, чем я занимаюсь в офисе. Но, я думаю, самое главное – они видят, что мне это нравится. То, что дает мне McKinsey, – это разнообразие как в отношении отраслей, с которыми я работаю (тут выбор широчайший), так и в отношении самой сути работы. Это могут быть и проекты перестройки организационных моделей, и управление рисками, и стратегия компании, в том числе выход на новые рынки. Я специалист в области управления рисками банков. Работа очень интересная и очень востребованная. Сейчас, когда волна кризисов не прекращается, а обстановка без конца меняется, банкам постоянно приходится что-то изменять. Они все больше понимают, насколько важно оптимизировать систему управления рисками. И так приятно, когда все получается. Помню ситуацию, когда мы помогли банку отладить функцию сбора проблемной задолженности, и это сохранило ему несколько миллиардов рублей. Такие внушительные результаты, к достижению которых ты непосредственно причастен, надолго оставляют очень хорошее чувство, а в McKinsey они отнюдь не редкость.