В McKinsey за последние семь лет я успел поработать, наверное, в восьми странах. Очень интересно наблюдать, как в других точках планеты похожие предприятия решают, по сути, те же самые проблемы, что и в России.

Я ничего не понимал, когда приехал в Москву в 2004 году.

Иностранцу, не знающему русского языка, тогда было очень трудно ориентироваться в городе – даже такси было невозможно заказать по-английски. Но я справился с этой проблемой буквально за полгода – сразу пошел на интенсивные курсы русского языка. Занимался почти каждое утро с 7.30 до 9.30. Во всех остальных вещах, связанных с переездом, мне очень помогла компания.

“…В команде собраны самые разные люди, и они могут думать по-разному. Главное, что каждый из них любит то, чем занимается. А отсюда и успех.”

Контракт по любви

В московском офисе McKinsey я оказался неслучайно. Как это часто бывает в McKinsey, меня позвали сюда на краткосрочный проект. За три-четыре месяца я настолько полюбил Россию, что решил приехать сюда на постоянную работу. Примерно год у меня ушел на то, чтобы организовать свой перевод. Единственное, чего я боялся, – что не сразу сработаюсь с коллективом: меня еще в школе пугали, что русские очень закрытые и недоверчивые. Все оказалось не совсем так. Русские, как говорится в пословице, порой долго «запрягают», но зато потом открываются всей душой. Мои московские коллеги – потрясающе приятные люди.

Сфера моих интересов

В McKinsey надо быть достаточно гибким: нельзя быть экспертом только в одной области. Тем не менее у меня есть свои предпочтения – информационные технологии. В этой области у меня достаточно большой опыт. В России сейчас очень много работы в сфере ИТ: мы проектируем, разрабатываем большие платформы и инфраструктуру. Та массовая волна информатизации бизнеса, которая несколько лет назад прокатилась по развитым рынкам и сменилась волной оптимизации, в России все еще очень сильна. Сначала мы думали, что вся наша работа сведется к необходимости собрать воедино всю информацию по Восточной Европе, обобщить накопленный там опыт и внедрить здесь соответствующие разработки. Но очень скоро выяснилось, что в некоторых областях ИТ Россия не то что не отстает от мировых лидеров, а наоборот – идет впереди и может поделиться опытом. Например, довольно продвинутые разработки есть в нефтегазовой и нефтехимической отраслях.

Наши клиенты – крупные ИТ-компании и компании, которым нужна помощь в ИТ. Всех их объединяет то, что они видят неотъемлемую часть своего успеха именно в развитии информационных технологий. И конечно, приятно видеть, как в результате твоих усилий ситуация меняется к лучшему буквально на глазах.

Планета McKinsey

Живешь в России, а катаешься по всему миру – это у нас обычное дело. За последние семь лет я успел поработать, наверное, в восьми странах. Очень интересно наблюдать, как в других точках планеты похожие предприятия решают, по сути, те же самые проблемы, что и в России.

А некоторые проекты запоминаются еще и потому, что на них приятно работать по-человечески. В ОАЭ мы выполняли проект по заказу банка. В команде – люди десяти национальностей: и итальянцы, и русские, и индийцы, и французы. В этом проявляется типичный для McKinsey подход к работе: в команде собраны самые разные люди, и они могут думать по-разному. Главное, что каждый из них любит то, чем занимается. А отсюда и успех.